Конституционный Суд России разъяснил положения об адвокатской тайне. Сергей Голубок представлял одного из заявителей-адвокатов

21 декабря 2015 года Конституционный суд Российской Федерации вынес постановление № 33-П по жалобе ряда адвокатов и их доверителей, которые оспаривали положения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, позволявшие проводить тотальные обыски в помещениях адвокатских образований. Высший суд выявил конституционно-правовой смысл оспоренных законоположений и предписал пересмотреть судебные акты судов общей юрисдикции по делу заявителей. Одного из заявителей по делу – адвоката Александра Баляна из Новосибирска – представлял адвокат Сергей Голубок, Double Bridge Law.

Конституционный суд активно использовал в своей аргументации положения Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и Международного пакта о гражданских и политических правах. В постановлении содержатся также ссылки на принятые в 1990 году Основные принципы, касающиеся роли юристов (документ ООН), и Стандарты независимости юридической профессии (документ Международной ассоциации юристов), а также Кодекс поведения для европейских юристов.

Конституционный суд отметил, что вмешательство представителей государства в адвокатскую тайну, которая является залогом обеспечения конституционного принципа состязательности и равноправия сторон, должно быть строго ограничено. Поэтому суд, санкционируя обыск в помещении адвокатского образования, должен конкретизировать предмет (объект) обыска, то есть отыскиваемый предмет либо документ.

Второй гарантией защиты адвокатской тайны является запрет на изучение и изъятие материалов адвокатского производства в отношении доверителя, не выходящих за рамки профессиональной юридической помощи по делу.

Выявленный высшим судом конституционно-правовой смысл положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации является общеобязательным и по закону исключает любое иное их истолкование в правоприменительной практике.

Сергей Голубок комментирует: «Конституционный суд справедливо подчеркнул важность обеспечения защиты адвокатской тайны. Принципиально, чтобы эту позицию восприняли, усвоили и адекватно использовали в своей деятельности следователи и судьи районных судов. Для этого могли бы оказаться полезны дополнительные процессуальные гарантии, известные в международной практике, такие как институт независимого наблюдателя – представителя адвокатской палаты – в ходе проведения обыска в помещении, занимаемом адвокатским образованием».

С текстом решения Конституционного суда можно ознакомиться здесь.